„Все изучается лишь для того, чтобы снова стать непонятным",— говорит физик, но архитекторов это, к счастью, не смущает

     Мы познакомились с тем направлением в технической эстетике, которое занято поисками оптимального цветового комфорта. В качестве примеров мы чаще всего брали машиностроительные цехи, но читатель, которому теперь все доподлинно известно про цвет, легко представит себе и химический цех, и обувной, и лабораторию, и конструкторское бюро — все, что угодно, за исключением цеха радиоэлектронных приборов и операторского поста, где интерьеры подчиняются особым законам. Руководствуясь сведениями, почерпнутыми из предшествующих глав, читатель без труда может превратить в образец цветового комфорта свой собственный дом. Я и сам давно об этом подумываю. В конце концов для этого потребуется немного. Во-первых, краски, которые авторы методик старательно перечислили в своих приложениях (пока эти краски существуют лишь в роскошном «Атласе цветов» Е. Б. Рабкина, но, по моим расчетам, промышленность освоит их выпуск как раз к выходу этой книги). Во-вторых, сверх…

 •   • 

Игра в 5. Уильям Блзйк о механизме узнавания. Мы знакомимся с доминантой и преодолеваем собственную косность. Конь и его признаки. Гипотеза об автомате с приличествующей оговоркой под занавес

     Экспериментальная задача должна обладать теми же особенностями, что и реальная. Игра в 15, которой еще в прошлом веке увлекались тысячи людей, в том числе и знаменитые математики, как раз удовлетворяет этому требованию: любая задача этой игры решалась все той же совокупностью шагов, связанных с перемещением объектов в пространстве; задачу можно было оценить по степени сложности; она имела решения разной степени оптимальности. Во время оно знаменитые математики приложили к игре в 15 понятия высшей алгебры и вывели формулы для вычисления всех возможных ситуаций, а также для выявления разрешимых и неразрешимых. От формул, однако, легче не стало: многие ситуации, особенно в последних шести клетках, решить очень трудно. Завалишина взяла для эксперимента только эти шесть клеток; так возник вариант игры в 15 — игра в 5, простая и удобная модель оперативной деятельности. Два ряда из трех клеток; в клетках как попало расставлены пять перенумерованных …

 •   • 

Нельзя одновременно достигнуть и максимума и минимума

     Программа — это инструкция, написанная на машинном языке и предписывающая машине образ действий. Но откуда человек, составивший программу, знает, что должна и что не должна делать машина? Одних воспоминаний о том, что он делал сам, когда управлял процессом вручную, мало, да и процесс, который автоматизировали, уже идет в ином режиме. Прежде чем составить программу, процесс исследуют, а затем описывают математически. Но тут математика и инженера подстерегают по меньшей мере две трудности. Во-первых, не каждый процесс поддается точному математическому описанию, и, во-вторых, если он и поддался, то система все равно не сможет работать в оптимальном режиме: всевозможные возмущения, которые не предусмотришь никакой программой, быстро уведут систему далеко от желаемых показателей. Очевидно, одной гибкости структуры мало, нужна еще и гибкость поведения, то самое умение приспосабливаться к изменяющимся условиям, которое так же присуще живой природе. …

 •   • 

Две сенсации и рассуждение о том, кто кого должен обслуживать

     Наше время изобилует сенсациями; каждый год, а иногда и каждый месяц приходят поражающие воображение вести о новых открытиях в космосе, в физике, в медицине, в археологии. От физиологии трудно ждать открытий, но и она не остается в долгу перед другими науками; за нею тянется и антропометрия, и даже гигиена, и если им случается сойтись на изучении какого-нибудь вида труда, движений, позы работающего или даже отдыхающего человека, сенсационное открытие не заставляет себя долго ждать.

     Так в один прекрасный день чешский ученый доктор Петр Тучны, тот самый, который занес к нам термин «техническая эстетика», объявил, что человечество не умеет по-настоящему пользоваться ни лопатой, ни рубанком, ни ножницами, ни пилой — никакими инструментами, не умеет, потому что у всех у них неправильные, вредные для руки рукоятки. Поработав землекопом на строительстве дороги, исследовав затем в лаборатории строение руки …

 •   • 

О будильниках, часовых стрелках, необыкновенных часах и, наконец, о приборах совершенно экзотических

     — Я выхожу из себя, — говорил профессор Ошанин.— Я готов запустить этим будильником в того, кто его сделал. Мне надо поставить звонок на без четверти восемь, а на шкале нет четвертей. На ней, видите ли, одни пятые доли. Кто это, скажите на милость, встает без двадцати восемь или двадцать четыре минуты восьмого? Но если мы с вами проспим — не беда. Хуже, если проспит оператор. Ему нужен самый удобный, психологически обоснованный модуль оцифровки для всех приборов, и один модуль, а не десятки! У него что ни прибор, то новая система деления шкалы. Все толкуют об унификации, но где она?

     Эта тирада была произнесена в 1962 году, когда инженерная психология занялась судьбой операторов энергетических систем. Тогда психологи могли уже заранее предсказать, какого рода хаос они встретят на информационных панелях: за время «службы» в авиации им пришлось столкнуться со всеми видами беспорядка и написать тысячи и…

 •   •